Жизнеописание угодника Божия игумена Леонида (Молчанова)

Епархиальная комиссия по канонизации святых7 Сентября 2005

РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ
АРХАНГЕЛЬСКАЯ И ХОЛМОГОРСКАЯ ЕПАРХИЯ
ЕПАРХИАЛЬНАЯ КОМИССИЯ ПО КАНОНИЗАЦИИ СВЯТЫХ


ЖИЗНЕОПИСАНИЕ
угодника Божия
ИГУМЕНА ЛЕОНИДА (МОЛЧАНОВА)

Игумен Леонид (в миру Лев) родился в 1872 году в д. Захарово Старорусского уезда Новгородской губернии. Его отец Петр Молчанов был  крестьянином. Грамоте Лев обучался в земской школе, где освоил церковное чтение и пение. Двадцати двух лет от роду был призван на службу в царскую армию. После демобилизации, на тридцатом году жизни он решил удалиться от мира.
Во дни Великого поста 1901 года Лев Молчанов поступил в Новгородский Перекомский монастырь, расположенный на берегу Ильменского озера близ реки Веренды. 29 июля того же года определен послушником. В 1904-1905 годах участвовал в русско-японской войне, «за поход награжден медалью». Из действующей армии послушник Лев возвратился в свою обитель. Вскоре он обратился с прошением о переводе в Юрьев монастырь, что находился в шести верстах от Новгорода. В этом монастыре в 1907 году Лев принял монашеский постриг с именем Леонид, и в том же году рукоположен во иеродиакона.
Стремясь к уединенным иноческим подвигам, отец Леонид подает прошение о переводе его в малочисленный в ту пору Кирилло-Белоезерский монастырь Новгородской губернии (ныне Вологодской области). С ноября 1907 года он в числе братии этого монастыре. 28 июля 1908 года рукоположен во иеромонаха. В 1910 году награждается набедренником. Смирение, трудолюбие организаторские способностиа отцу Леонида снискали к нему уважение насельников обители.
В 1911 году по указу Святейшего Синода иеромонах Леонид назначается исполняющим должность настоятеля Ирапской Филипповой пустыни в Череповецком уезде Новгородской губернии. Его труды по материальному и церковному укреплению пустыни были замечены. В 1914 году он назначается ее настоятелем. В марте следующего года о. Леонид возводится в сан игумена.
С 8 ноября 1917 года он назначен настоятелем Сольвычегодского Введенского монастыря Вологодской епархии (с 1929 г. Сольвычегодск — в составе Северного края с центром в Архангельске, с 1937 г. — Архангельской обл.).
Репрессивная политика новой власти скоро коснулась и монастыря, которым управлял игумен Леонид. 26 октября 1918 года исполком Сольвычегодского Совета рабочих и крестьянских депутатов направил настоятелю документы за №№ 2960, 2971, которые гласили:
«В силу декрета Правительства от 23 января 1918 года «Об отделении церкви от государства», все церкви и принадлежащее им имущество, как предметы для богослужений и обрядовых целей, так и прочее имущество — дома, земли, угодья, фабрики, свечные и другие заводы, рыбные промыслы, подворья, гостиницы и т.п., подлежат изъятию и переходят в непосредственное заведывание местных Советов. Церковные же капиталы подлежат перечислению в доход казны и передаче их для этого также в Советы». Настоятель монастыря обязывался срочно доставить опись храма и всего имущества обители.
Отец Леонид прочел эти документы и молча возвратил их рассыльному исполкома. На следующий день рассыльный вновь принес их настоятелю, мол, примите для исполнения. Игумен документы не принял, а рассыльный, не выполнив поручение, возвратился в исполком. Когда о. Леониду принесли эти документы в третий раз, он письменно изложил по ним свое мнение, и передал рассыльному.
Игумен Леонид пытался вразумить грабителей. При этом в послании его ярко проявляется мужество, бесстрашие, непоколебимость его веры и стремление защитить безвинные жертвы советского террора:
«Слово богоотступникам и врагам Церкви Христовой.
Опомнитесь, осатанелые, сами пишете, что Церковь отделена, так не дерзайте касаться Священного, вам мало того, осатанелые, что грабите и убиваете невинных людей, еще восстаете против самого Бога, закон Божий изгоняете, святые иконы из школы и дома, которые вы заняли, выносите. Вы забыли, проклятые, что вы — дети христиан. Вас малолетних, по обряду христианскому, приносили и приводили в Святую Церковь, приобщали Святых Христовых Тайн. Я ожидал вашего покаяния и исправления, а вы восстаете на большее зло. Помните мои слова: аще не перестанете разорять Церковь Христову, то скоро вас Господь накажет. Я признаю над собой начальство духовное Патриарха и епископов православных, а вам не подчиняюсь, богоотступникам, врагам Христа моего, и декрета вашего не признаю».
Возмущение исполкомовцев было столь велико, что их председатель тотчас же бросился в ЧК, мол, примите к игумену меры. Уже на следующий день, 28 октября, следователь Чрезвычайной Комиссии допрашивал игумена Леонида. Вот выписка из «дела» отца Леонида.
Следователь: — Почему вы не выполнили предписание исполкома?
О. Леонид: — Я считаю, раз Церковь отделена от государства, то другим лицам вмешиваться в дела Церкви недопустимо.
— Знакомы ли с декретом от 23 января?
— Знаком, но с таковым не согласен и вообще декретов не признаю.
— Отношение к существующей власти?
— Нахожу, что эта власть насильственная, и я ее не признаю как власть богоотступников. В организациях не состою и ничего с ними не имею.  Про  Союз  Духовенства  и мирян я знаю, но в нем не состоял. В настоящее время, быть может, наступило царство антихриста, и еще впереди будет хуже.
Выяснял следователь у игумена Леонида и его отношение к изъятию у монастыря земли и мельницы. Настоятель ответил:
— Против ничего не имею. Только стою за Святую Церковь, и больше ничего.
— Выступали ли вы в проповеди против советской власти? — спросил следователь отца Леонида.
— С проповедями выступал и говорил против советов, выступал только в церкви.
После этих слов следователь сообщил об окончании допроса и аресте игумена.
На следующий день, 29 октября 1918 года, Сольвычегодская Чрезвычайная Комиссия вынесла решение. В нем сказано, что «...в связи с непризнанием настоятелем Введенского монастыря Леонидом (Молчановым) советской власти, принимая во внимание, что настоятель сам сознается в непризнании власти и его упорного отказа исполнить просьбу городского исполкома, кроме того, нанесения оскорбления учреждению» вынесен приговор: расстрелять Леонида (Молчанова), открыто агитировавшего против советской власти.
По установленному тогда порядку решение о расстреле должна была утвердить вышестоящая Чрезвычайная Комиссия. Как и следовало ожидать, решение Сольвычегодской ЧК губернская Чрезвычайка одобрила.
13 ноября 1918 года, в 6 часов утра, настоятель Сольвычегодского Введенского монастыря Леонид (Молчанов) был расстрелян, что подтвердили своими подписями три милиционера, свидетели расправы. А в этот час монастырский колокол сзывал верующих на молитву.
Спустя 75 лет отец Леонид был признан в судебном порядке невинно убиенным и реабилитирован посмертно.

Арх. П-20052УФСБ по Архангельская обл.
Госистарх. Новг. обл. Ф. 480, оп. 1, д. 4941, л. 370 об. 371.

Суворова С. В.

Последние новости по теме: «Епархиальная комиссия по канонизации святых»

Все новости по теме «Епархиальная комиссия по канонизации святых»




Публикации

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области
17 Ноя 2017

Митрополит Даниил: Наше общее дело – возрождение Архангельской области


Накануне первого в истории региона форума Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил дал интервью «Деловому Вестнику Поморья».

Владимир Личутин: Русский человек непостижим
15 Ноя 2017

Владимир Личутин: Русский человек непостижим


Русский народ – великий народ, это нельзя подвергать сомнению. Если бы русский человек был так прост, как он сумел бы покорить такое огромное пространство? Русский человек был чрезвычайно религиозен, и его Бог — живой. Так считает писатель Владимир Личутин.

Благодать как солнечный свет
8 Ноя 2017

Благодать как солнечный свет


Афон у каждого свой. Святое место, почитаемое как земной удел Божией Матери, открывается всякому паломнику по-разному. Люди, бывавшие там несколько раз, свидетельствуют, что с каждым паломничеством открывают Афон с новой стороны: то, что оставалось незамеченным, со временем предстает уму в ясности и простоте.

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!
7 Ноя 2017

Профессор Глянцев: Надо знать… Бог есть!


Почему методы российской медицины XIX столетия не позволили спасти жизни героя Отечественной войны 1812 года Петра Багратиона и солнца русской поэзии Александра Пушкина? Что объединяло искусных хирургов Николая Пирогова и святителя Луку (Войно-Ясенецкого)? Как хирургия искушала святого, когда он отбывал ссылку в Архангельске? Об этом в своих книгах размышляет историк медицины Сергей Павлович Глянцев.