Александр Щипков: Обсуждение темы екатеринбургских останков — историческое событие

Жизнь Русской Православной Церкви5 Декабря 2017

Первый заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Александр Щипков, комментируя на телеканале «Спас» обсуждавшийся на конференции в Сретенском монастыре и на Архиерейском соборе вопрос о признании останков царской семьи, заявил, что важность этого обсуждения еще только предстоит оценить.

Александр Щипков отметил, что дискуссия вокруг екатеринбургских останков чрезвычайно важна, поскольку Церковь прославила семью Николая II в лике святых. «Отношение к этой фигуре серьезное, трепетное. Подлинность или неподлинность останков – предмет очень важный, так как речь идет о мощах», — подчеркнул А. Щипков.

Первый заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ напомнил о ситуации, сложившейся вокруг екатеринбургских останков в конце 90-х гг. «Если вспомнить политическую ситуацию 1998 года, то Б.Н. Ельцин выступал за скорейшее признание и захоронение останков, это была его политическая воля, тогда как Церковь продемонстрировала свою отстраненность: Святейший Патриарх Алексий II не присутствовал при захоронении», — сказал Александр Щипков. Он высказал мнение, что первым президентом России двигало носившее политизированный характер чувство вины за разрушение Ипатьевского дома, которое он пытался преодолеть волевым усилием.

«В церковной же среде нет, и не может быть, чувства вины по отношению к этому событию, так как не Церковь расстреливала императора, она сама была жертвой. Во время конференции в Сретенском монастыре, которую символично возглавлял Святейший Патриарх Кирилл, в течение девяти часов рассматривались мельчайшие детали, с целью воссоздать историю этих событий. Интонация обсуждения была очень спокойная, мудрая, без оценок и обвинений. Мы не просто реконструировали русскую историю, мы воссоздавали самих себя в русской истории», — подчеркнул первый заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ.

«В этот день роковые события 17 июля 1918 года Церковь окончательно перевела из политической плоскости в плоскость национального самосознания. Это событие было освобождено от той нервозной политической составляющей, которой она была насыщена при Ельцине, и перешло в разряд национальных символов. В этот день, 27 ноября 2017 года Ганина яма и Ипатьевский дом стали частью нашей идентичности, нашего самосознания, такими же, как Бородино, Мамаев курган, Херсонес», — заключил А. Щипков.

Фото: http://2017.oprf.ru/files/infoblocks/1429/1280x1024resize_Schipkov_9.jpg 

Пресс-служба Архангельской епархии

Последние новости по теме: «Жизнь Русской Православной Церкви»

Все новости по теме «Жизнь Русской Православной Церкви»




Публикации

В поисках города святого Николая
30 Ноя 2018

В поисках города святого Николая


В 2013 году Алишер Усманов подарил Русскому географическому обществу (РГО) более 70 уникальных карт XIV—XIX веков. В сентябре этого же года они были показаны широкой публике. Вероятно, среди этих экспонатов была и «Карта мира Франсуа де Бельфоре от 1575 года», содержащая загадочную информацию о городе святого Николая на Русском Севере.

 Увидеть и победить
29 Ноя 2018

Увидеть и победить


Страсти — удел каждого человека. Никто не рождается свободным от них, никто, кроме Бога. Но именно благодаря им у нас есть возможность стать святыми и приблизиться к Богу. Об этих противоречивых на первый взгляд вещах размышляет митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил.

«Назад и вверх»: возрождая лучшие традиции русской школы
28 Ноя 2018

«Назад и вверх»: возрождая лучшие традиции русской школы


Чем вредна «лабадрага» и почему современным детям не в радость учеба? О Русской классической школе и опыте семейного образования рассказывают священник Сретенского храма в Заостровье иерей Димитрий Костюченко и его супруга матушка Ирина.

Не стать врагом самому себе
27 Ноя 2018

Не стать врагом самому себе


В жизни любого человека наступают моменты, когда он говорит себе: «Зачем я это сделал?», или: «Как я мог такое подумать?», или: «Да что же со мной происходит?»